Научный журнал для школьников
История родного края

Адмирал Павел Степанович Нахимов

Куденко В.М. 1
1 Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение "Гимназия № 1 г. Рузы"
флот
корабль
фрегат
война
бой
бастионы
севастополь
синоп
1. Бекир-Заде Э. Адмирал Нахимов. - Смоленск, 1999
2. Муравин Ф. Адмирал Нахимов. - Симферополь, 1953.
3. Найта С. Адмирал Нахимов. – М.: Политиздат, 1945.
4. Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2008.
5. Сергеев-Ценский С.Н. Синопский бой. – М.: Госполитиздат, 1944.
6. Тарле Е.В. Нахимов. – М., 1950.
7. Ресурсы интернета:
7.1. Нахимов Павел Степанович. https://wiki.wargaming.net/ru/Navy. (вход 24.09.2019).
7.2. Нахимов Павел Степанович. Сто великих полководцев. http://100.histrf.ru/commanders/nakhimov-pavel-stepanovich/ (вход 27.09.2019)
7.3. Военный энциклопедический словарь. https://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/dictionary/list.ht (вход 03.10.2019) http://www.bankreferatov.ru/
7.4. Крымская война. Синопское сражение. https://warspot.ru/13402-krymskaya-voyna-sinopskoe-srazhenie (вход 07.10.2019).

I. Введение:

Актуальность: Море — колыбель человечества. Оно всегда привлекало внимание сильных и мужественных мужчин. Освоение новых земель, осуществление торговых отношений определяли развитие целых государств. Кто имел сильный флот, тот и определял господство в мире. Темой моего исследования является жизнь, новаторское флотоводческое искусство и заслуги перед Отечеством адмирала Российского Флота Павел Степановича Нахимова. Меня очень заинтересовала личность П.С. Нахимова. Я хочу исследовать вопрос - Каково значение Нахимова в военном деле России?

Выбрал я эту тему не случайно. Каждый современный человек обязан знать имена великих людейсвоей Родины. Без этого не может быть ни настоящего гражданина, ни тем более патриота своей страны. Имя Нахимова знают все, но не все знают,почему в честь него учреждены ордена и медали, которыми награждаются за мужество и отвагу.

В 2017 году исполнилось 215 лет со дня рождения великого российского флотоводца.

Цель моего исследования: изучить жизнедеятельность адмирала Нахимова и его нововведения в военное искусство.

Задачи:

1. Изучить биографию Павла Степановича Нахимова.

2. Узнать о военном искусстве адмирала.

3. Изучить его деятельность во время Крымской войны.

В исследовательской работе я применил методы: теоретические, аналитические и описательные методы для работы с научной литературой.

Краткий обзор литературы: основными источниками моей работы были книги:

- Ф. Муравина, С. Найты, Эмин Бекир-Заде, имеющие одинаковое название «Адмирал Нахимов», рассказали мне о подробностях жизни и учебы Павла Сергеевича;

- Е.В. Тарле «Нахимов» рассказала мне о великих достоинствах Нахимова;

- С.Н. Сергеев-Ценский «Синопский бой», я узнал о подробностях синопского боя, в котором Нахимов принимал непосредственное участие.

Практическая значимость работы: исследовательскую работу «Адмирал Павел Степанович Нахимов» можно применять на уроках истории, классных часах и внеклассных занятиях.

II. Адмирал Павел Степанович Нахимов.

2.1. Юные годы

Тема выдающихся людей актуальна во все времена. Именно на примерах их жизни мы учимся мужеству, патриотизму, бескорыстию и верности своему народу. Мы должны знать историю своей страны не только в событиях и датах, но и лицах.

Нахимов Павел Степанович (1802–1855), российский флотоводец, адмирал, герой Севастопольской обороны и просто человек, который силен духом, человек-легенда (приложение 1). Среди замечательных русских флотоводцев прошлого исключительное место занимает Павел Степанович Нахимов, с именем которого связана героическая борьба русских солдат и матросов против турецких и англо-французских интервентов. Нахимов был ярким воплощением национального военного гения, представителем боевой школы русского военного искусства. Отличный моряк, видевший в службе на флоте единственный смысл и цель своей жизни, П.С. Нахимов, наряду с самобытным дарованием флотоводца, обладал редким даром привлекать к себе сердца подчиненных.

Родился 23 июня (5 июля) 1802 в с. Городок (совр. с. Нахимовское) Вяземского уезда Смоленской губернии в небогатой и многодетной дворянской семье (одиннадцать детей). Отец его был офицером и еще при Екатерине вышел в отставку со скромным чином секунд-майора. Детство еще не успело покинуть Нахимова, как он был зачислен в Морской кадетский корпус. Учился он прилежно и блестяще, был примером для подражания, и уже пятнадцати лет отроду получил чин мичмана и назначение на бриг «Феникс», отправлявшийся в плавание по Балтийскому морю.

«И уже тут обнаружилась любопытная черта нахимовской натуры, которая зародилась в нем с самого детства. Сразу обратившая на себя внимание его товарищей, а потом сослуживцев и подчиненных. Эта черта, замеченная окружающими уже в пятнадцатилетнем гардемарине, оставалась господствующей и в седеющем адмирале вплоть до того момента, когда французская пуля пробила ему голову. Эта черта, можно сказать, определила его судьбу, его жизнь и все события в ней. Охарактеризовать эту черту можно так: морская служба была для Нахимова не важнейшим делом жизни, каким она была, например, для его учителя Лазарева или для его товарищей Корнилова и Истомина, а единственным делом, иначе говоря: никакой жизни, помимо морской службы, он не знал, и знать не хотел, просто отказывался признавать для себя возможность существования не на военном корабле или не в военном порту. За недосугом и за слишком большой поглощенностью морскими интересами он забыл влюбиться, забыл жениться, забыл часть себя, посвятив важному делу. Он был фанатиком морского дела, по единодушным отзывам очевидцев и наблюдателей. Так можно было охарактеризовать Нахимова: он нашел себя по жизни, свое дело, свое место в море» [6].

2.2. Хороший ученик от хорошего учителя

В 1817 в числе лучших гардемаринов на бриге «Феникс» совершил плавание к берегам Швеции и Дании. Окончив Корпус в январе 1818 шестым в списке выпускников, в феврале получил чин мичмана и направлен во 2-й флотский экипаж Петербургского порта. В 1821 переведен в 23-й флотский экипаж Балтийского флота. Усердие и рвение, некий фанатизм и любовь к своему делу и вот он с восторгом принимает приглашение М.П. Лазарева в 1822-1825 годах служить у него на фрегате, названном новым тогда именем «Крейсер». По возвращении награжден орденом Святого Владимира 4-й степени.

Летят годы, сначала он плавал в качестве мичмана, а с 22 марта 1822 года в качестве лейтенанта. Здесь он стал одним из любимых учеников и последователей Лазарева, хорошим учеником от хорошего учителя.

После трехлетнего кругосветного плавания с фрегата «Крейсер» Нахимов перешел (все под начальством Лазарева) в 1826 году на корабль «Азов», на котором и принял выдающееся участие в Наваринском морском бою в 1827 году против турецкого флота. Из всей соединенной эскадры Англии, Франции и России ближе всех подошел к неприятелю «Азов», и во флоте говорили, что «Азов» громил турок с расстояния не пушечного выстрела, а пистолетного выстрела. Отважность, не иначе. Нахимов был ранен. Убитых и раненых на «Азове» было в наваринский день больше, чем на каком-либо ином корабле трех эскадр, но и вреда неприятелю «Азов» причинил больше, чем наилучшие фрегаты командовавшего соединенной эскадрой английского адмирала Кодрингтона. Так начал Нахимов свое боевое поприще, свой первый бой, свой путь воина и защитника. Только великие и сильные люди могут сделать что-то большее для этого мира в своей жизни, что-то важное и значимое. В декабре 1827 получил орден Святого Георгия 4-й степени и чин капитан-лейтенанта. В августе 1828 стал командиром трофейного турецкого корвета, переименованного в «Наварин». В Русско-турецкую войну 1828–1829 принимал участие в блокаде русским флотом пролива Дарданеллы.

Шли годы, ему 29 лет, и он стал командиром только что выстроенного тогда (в 1832 году) фрегата «Паллада», а в 1836 году командиром «Силистрии» и, спустя несколько месяцев, произведен в капитаны 1-го ранга. «Силистрия» плавала в Черном море, и корабль выполнил за девять лет своего плавания под флагом Нахимова ряд трудных, сложных, героических и ответственных поручений. И справлялся на протяжении всего времени блестяще.

Доверие иногда бывает безгранично, так Лазарев доверял своему ученику. В сентябре 1845 году Нахимов был произведен в контр-адмиралы, и Лазарев сделал его командиром 1-й бригады 4-й флотской дивизии Черноморского флота. За успехи в боевой подготовке экипажей удостоен ордена Святой Анна 1-й степени. Его моральное влияние на весь Черноморский флот было в эти годы так огромно, что могло сравниться с влиянием самого Лазарева. Ученик вырос до учителя. Дни и ночи он отдавал службе. На службу в мирное время он смотрел только как на подготовку к войне, к тому моменту, когда человек должен полностью проявить все свои силы, умения, всю свою выдержку. Вся жизнь как бой, как борьба за справедливость, за мир в мире [6].

Он всегда считал, что матросы - основная военная сила флота. Вот кого, по его мнению, нужно возвышать, учить, возбуждать в них смелость, геройство, желание трудиться, желание совершать подвиги ради Родины. Нахимов просто отказывался понять, что у морского офицера может быть еще какой-нибудь интерес, кроме службы, ведь он сам прожил только ради дела. Он говорил, что необходимо, чтобы матросы и офицеры постоянно были заняты, что праздность на судне не допускается, что ежели на корабле работы идут хорошо, то нужно придумывать новые... Офицеры тоже должны быть постоянно заняты. Надо идти вперед всегда, работать над собой, чтобы не сломаться в будущем. Вечное совершенствование за возможность быть [6].

2.3. Синопское сражение (приложение 2).

Наступил 1853 год. Надвинулись сразу навеки памятные грозные события мировой истории. В апреле 1854 г. Англия и Франция объявили войну России.

162 года назад (18/30 ноября 1853 года) состоялось знаменитое Синопское морское сражение между русской и турецкой эскадрами. В нем ярко проявился военный талант и отвага вице-адмирала Павла Степановича Нахимова, флотских офицеров и моряков. Их доблесть и слава, как и мужественных экипажей брига «Меркурий», крейсера «Варяг» и других боевых кораблей, навеки останутся в памяти благодарных потомков.

Вице-адмирал Нахимов был послан князем Меншиковым в крейсерство к берегам Анталии. Были сведения, что турки в Синопе готовят силы для высадки десанта у Сухума и Поти.

Подойдя к Синопу, Нахимов увидел в бухте отряд турецких кораблей под защитой 6-ти береговых батарей и решился тесно блокировать порт, чтобы с прибытием из Севастополя подкреплений атаковать неприятеля.
16 (28) ноября 1853 к отряду Нахимова присоединилась эскадра контр-адмирала Ф. М. Новосильского. Турки могли быть усилены союзным англо-французским флотом, расположенном в бухте Бешик-Кертез (пролив Дарданеллы).

Решено было атаковать 2-мя колоннами: в 1-й, ближайшей к неприятелю — корабли отряда Нахимова, во 2-й — Новосильского, фрегаты же должны были под парусами наблюдать за неприятельскими пароходами; консульские дома и вообще город решено было по возможности щадить, поражая лишь суда и батареи. Впервые предполагалось использовать 68-фунтовые бомбические орудия.

Утром 18 ноября (30 ноября) шел дождь при порывистом ветре, самом неблагоприятном для завладения турецкими судами (они легко могли выброситься на берег).

В 9.30 утра, держа гребные суда у бортов кораблей, эскадра направилась к рейду. В глубине бухты 7 турецких фрегатов и 3 корвета расположены были лунообразно под прикрытием 4-х батарей; за боевой линией стояли 2 парохода и 2 транспортных судна [1].

В 12.30 часа дня по 1-му выстрелу с фрегата «Аунни-Аллах» был открыт огонь со всех турецких судов и батарей. Русский адмирал, зная приёмы османских командиров, предвидел, что основной неприятельский огонь будет первоначально сосредоточен на рангоуте (надпалубным частям судового оборудования), а не палубам. Турки хотели вывести из строя как можно больше русских матросов, когда они будут убирать паруса перед постановкой кораблей на якоря, а также нарушить управляемость кораблей, ухудшить их возможности по маневру. Так и произошло, турецкие снаряды ломали реи, стеньги, дырявили паруса. Так, флагман адмирала Нахимова принял на себя значительную часть вражеского удара, большая часть его рангоута и стоячего такелажа была перебита, у грот-мачты осталась нетронутой только одна ванта. После боя в одном борту насчитали 60 пробоин. Однако русские матросы были внизу, Павел Степанович приказал ставить корабли на якоря, не убирая парусное вооружение. Все приказы Нахимова были исполнены в точности. Линейный корабль «Императрица Мария» засыпан был снарядами, большая часть его рангоута и стоячего такелажа перебита, у грот-мачты осталась нетронутой только одна ванта. Однако корабль безостановочно шел вперед и, действуя батальным огнём по неприятельским судам, отдал якорь против фрегата «Аунни-Аллах»; последний, не выдержав получасового обстрела, выбросился на берег. Тогда русский флагманский корабль обратил свой огонь исключительно на фрегат «Фазли-Аллах», который скоро загорелся и также выбросился на берег. После этого действия корабля «Императрица Мария» сосредоточились на батарее.

Линейный корабль «Великий князь Константин», встав на якорь, открыл сильный огонь по батарее и фрегатам «Навек-Бахри» и «Несими-Зефер»; первый был взорван через 20 минут после открытия огня, осыпав обломками и телами моряков батареи, которая затем почти перестала действовать; второй был выброшен ветром на берег, когда у него была перебита якорная цепь.

Линейный корабль «Три Святителя» вступил в борьбу с фрегатами «Каиди-Зефер» и «Низамие»; первыми неприятельскими выстрелами у него перебило шпринг, и корабль, повернувшись по ветру, подвергся меткому продольному огню батареи, причем сильно пострадал его рангоут. Снова заворотив корму, он очень удачно стал действовать по «Каиди-Зеферу» и другим судам и принудил их броситься к берегу.

Линейный корабль «Ростислав», прикрывая «Три Святителя», сосредоточил огонь на батарее и на корвете «Фейзе-Меабуд», и отбросил корвет на берег.

В 13.30 показался из-за мыса русский пароходофрегат «Одесса» под флагом генерал-адъютанта вице-адмирала В. А. Корнилова, в сопровождении пароходофрегатов «Крым» и «Херсонес». Эти суда немедленно приняли участие в бою, который, однако, уже близился к концу; силы турок очень ослабели. Батареи продолжали беспокоить русские корабли до 4-х часов, но «Париж» и «Ростислав» вскоре разрушили их. Между тем остальные турецкие суда, зажжённые, по-видимому, своими экипажами, взлетали на воздух один за другим; от этого в городе распространился пожар, который некому было тушить [5].

Около 2 часов турецкий пароходофрегат «Таиф», под командованием Яхья-бея, вырвался из линии турецких судов, терпевших жестокое поражение, и обратился в бегство. Пользуясь преимуществом в скорости хода «Таифа», Яхья-бей сумел уйти от преследующих его русских кораблей и сообщить в Стамбул о полном истреблении турецкой эскадры. Капитан Яхья-бей, ожидавший награду за спасение корабля, был уволен со службы с лишением чина за «недостойное поведение». Султан Абдул-Меджид был очень недоволен бегством «Таифа», сказав: «Я бы предпочел, чтобы он не спасся бегством, а погиб в бою, как и остальные» [5].

18 (30) ноября 1853 г. эскадра вице-адмирала П.С. Нахимова в Синопской бухте нанесла упреждающий удар по противнику, неожиданно напав на турецкий флот, состоявший из 16 кораблей. Цвет турецкого флот был сожжен, береговые батареи уничтожены. Турки потеряли убитыми и ранеными около 4 тыс. человек. Еще около 200 попали в плен. В числе пленных находился командующий турецкой эскадры вице-адмирал Осман-паша и два судовых командира [1].Эскадра Нахимова не потеряла ни одного корабля. Блестящая победа русского флота лишила турок господства на Черном море, не позволила им высадить войска на побережье Кавказа.
По окончании сражения корабли русского флота начали исправлять повреждения в такелаже и рангоуте, а 20 ноября (2 декабря) снялись с якоря, чтобы на буксире пароходов следовать в Севастополь. 22-го (4 декабря), около полудня, победоносные корабли вошли при общем ликовании на Севастопольский рейд.

Османская эскадра была уничтожена почти полностью. В ходе трёхчасового боя турки были разгромлены, их сопротивление сломлено. Немного позднее подавили оставшиеся береговые укрепления и батареи, добили остатки эскадры. Один за другим взлетали на воздух турецкие корабли. То русские бомбы попадали в пороховые погреба, или до них добирался огонь, часто турки сами поджигали суда, покидая их. Береговые батареи окончательно сравняли с землей к началу 17 часов.

Некоторые русские корабли получили значительные повреждения, их потом буксировали пароходы, но все остались на плаву. Русские потери составили 37 убитых и 233 раненых [1]. Все отмечали высочайшее мастерство русского адмирала Павла Степановича Нахимова, он правильно учел свои силы и силы врага, пошёл на разумный риск, ведя эскадру под огнем береговых батарей и оманской эскадры, детально проработал план боя, проявил решительность в достижении цели. Отсутствие погибших кораблей и относительно невысокие потери в живой силе подтверждают разумность решений и флотоводческое мастерство Нахимова. Сам Нахимов был, как всегда, скромен и сказал, что вся заслуга принадлежит Михаилу Лазареву. Синопский бой стал блестящей точкой в длительной истории развития парусного флота. Надо отметить, что Лазарев, Нахимов и Корнилов отлично это понимали, будучи сторонниками быстрого развития парового флота.

В Синопском бою наглядно проявилась эффективность передовой системы обучения и воспитания воинов-черноморцев. Высокое боевое мастерство, показанное моряками, было достигнуто упорной учебой, тренировками, походами, овладением всеми тонкостями морского дела.

2.4. Защита Севастополя

В 1854 г. основные усилия англо-французского командования были сосредоточены в районе Черного моря. Западные державы хотели лишить Россию её завоеваний в Причерноморье и Прибалтике. Главный удар нанесли в Крыму. Внимание союзников приковала главная база Черноморского флота – Севастополь. В сентябре 1854 г. огромный англо-франко-турецкий флот высадил экспедиционную армию в районе Евпатории.

Английский флот бомбардировал Одессу и произвел несколько набегов в разных местах - на Белом море, в Финском заливе и даже на Дальнем Востоке, напав на Камчатку. В сентябре 1854 г. англо-франко-турецкие войска высадились в Крыму. Однако, опасаясь сильного противодействия русских, верховное командование противника решило произвести высадку десанта в более удобном месте, подальше от русских войск, которые располагались главным образом в районе Севастополя. Соединенный флот Англии и Франции в составе 89 военных кораблей и 300 транспортов подошел 1 сентября к Евпатории [1]. В течение шести дней беспрерывно продолжалась высадка войск. Было высажено 62 000 человек и выгружено 134 полевых орудия. В то время во всем Крыму русских войск насчитывалось едва 33 000 человек. Вражеская армия двинулась по побережью к Севастополю. Флот обеспечивал продвижение армии с моря. Главнокомандующий русскими войсками в Крыму князь Меншиков решил дать бой неприятельской армии на заранее выбранной им позиции на реке Альма - на пути от Евпатории к Севастополю вдоль берега моря. У реки Альма было сосредоточено до 30 тыс. русских войск.

В этот критический момент оборону города возглавили Корнилов и Нахимов. Два адмирала стали душой обороны города. Павел Степанович был своего рода «адмиралом-героем», больше блистательным флотоводцем, чем хозяйственником, а Корнилов проявил больше административных способностей для организации хозяйства. Поэтому Нахимов, хоть и имел старшинство по службе, без малейших колебаний в эти грозные дни передал вопросы организации обороны Корнилову, всячески ему помогая. Севастополь имел корабли и береговые батареи для обороны с моря, но с суши город был защищен крайне слабо. В предвоенное время город не укрепили. Поэтому матросам и солдатам под началом Корнилова, Нахимова и Тотлебена пришлось проделать титаническую работу по созданию крепкой обороны Севастополя. «Они с горя решились затопить свои боевые корабли при входе в Севастопольскую бухту, чтобы сделать невозможным вторжение в нее с моря. Пушки и прочее вооружение с кораблей были переданы на береговые укрепления» [4]. Они сделали всё возможное и невозможное, чтобы подготовить город к тяжёлой борьбе. Работали день и ночь.

С первых же дней обороны Нахимов и Корнилов развили энергичную деятельность по укреплению обороны города. В первую очередь Нахимов вывел из Южной бухты ряд кораблей и расставил их так искусно, что артиллерия этих кораблей сыграла огромную роль в отражении бомбардировок и штурмов противника. Быстро были возведены укрепления, рос и укреплялся моральный дух защитников города. Гарнизон готовился к отражению штурма противника. Все эти дин Нахимов по-прежнему неутомимо продолжал руководить работой по укреплению оборонительных рубежей. Ежедневно по нескольку раз объезжал он самые опасные участки обороны. Добрым словом, советом, а где и строгим требованием наводил он порядок на бастионах, подавал пример храбрости в бою с врагом, показывал, как лучше наводить орудия, чтобы без промаха поражать противника. Храбрость, неукротимая энергия, твердость в наведении порядка и дисциплины вызвали огромную любовь защитников гарнизона к своему военачальнику адмиралу П. С. Нахимову.

Не терпя ни малейшего беспорядка, а тем более канцелярской волокиты, Нахимов в эти дни в интересах обороны города дерзнул нарушить все те правила, порядки и инструкции, которые хотя бы в малейшей мере мешали делу обороны. Так на пример, он устранял чиновников, тормозивших дело обороны, распределял по своему усмотрению запасы имущества и продовольствия не только для морских частей, но и для армии; заменял негодных офицеров, назначал и продвигал по службе самых смелых н способных, заводил на бастионах и других укреплениях флотские порядки, организовал госпитали и доставку в них раненых.

Действия Нахимова вызывали восхищение не только морских офицеров, но и армейских офицеров и солдат. По примеру Нахимова защитники Севастополя делали все возможное для укрепления обороны и проявляли стойкость в боях, которые с каждым днем принимали все более ожесточенный характер.

5 октября Корнилов был тяжело ранен на Малаховом кургане и вечером того же дня умер. Смерть начальника и друга глубоко потрясла Нахимова. После смерти Корнилова душой обороны стал Нахимов, а его вернейшими соратниками и «помощниками» — Тотлебен, Истомин и другие талантливые офицеры флота и армии. Не было ни одного вопроса обороны, который решался бы без участия Нахимова. Все слушались его совета, равнялись по нему, стремились делать все так, как делал Нахимов. Все помыслы и действия Нахимова были направлены к тому, чтобы укрепить оборону Севастополя и защитить его от врага.

25 февраля (9 марта) 1855 назначен командиром Севастопольского порта и временным военным губернатором города; в марте произведен в адмиралы. Под его руководством Севастополь в течение девяти месяцев героически отражал атаки союзников. Благодаря его энергии оборона приобрела активный характер: он организовывал вылазки, вел контрбатарейную и минную войну, возводил новые укрепления, мобилизовал на защиту города гражданское население, лично объезжал передовые позиции, воодушевляя войска. Награжден орденом Белого Орла.

Вот что писал Е.В. Тарле: «Нахимов в своих приказах писал, что Севастополь будет освобожден, но в действительности не имел никаких надежд. Для себя же лично он решил вопрос уже давно, и решил твердо: он погибает вместе с Севастополем» [6].

28 июня (10 июля) 1855 был смертельно ранен пулей в висок на Корниловском бастионе Малахова кургана. Умер 30 июня (12 июля), не приходя в сознание. Он погиб смертью храбрых на том же бастионе, где были убиты Корнилов и Истомин (приложение 3).

1 июля проститься с любимым адмиралом потянулись вереницы людей. Отдать последний долг адмиралу шли его старые сослуживцы, адмиралы и офицеры флота, генералы и офицеры армии, матросы; среди них немало было таких, которых па протяжении многих лет Нахимов знал лично; с руководителем защиты города шли проститься жители Севастополя.

Гибель П.С. Нахимова предопределила скорое падение Севастополя. Похоронен в адмиральской усыпальнице Морского собора Святого Владимира в Севастополе рядом с В.А. Корниловым и В.И. Истоминым, рядом с великими людьми.

III. Заключение

В заключение я хочу сделать выводы:

- я познакомился с биографией П.С. Нахимова и считаю, что на нашей земле родилось много великих людей. Среди них особое место принадлежит адмиралу Павлу Степановичу Нахимову, великому патриоту земли русской.

- Я узнал, что Павел Степанович был человеком изумительной храбрости, скромный в личной жизни, отзывчивый к нуждам окружающих, Нахимов проявил высокие дарования и как флотоводец, и как руководитель боевых действий на суше. Вместе с тем он продемонстрировал большой талант военного воспитателя. Он создал целую систему обучения и воспитания личного состава флота. Он, как никто, умел воспитать у моряков высокое сознание долга и любовь к службе. Его собственная неусыпная забота о флоте, его бескорыстие и трудолюбие, его превосходное руководство боевыми действиями под Синопом и в Севастополе - служили прекрасным дополнением к излагаемым им наставлениям и являлись образцами, на которых воспитывались целые поколения моряков.

П. С. Нахимов явился основоположником целой школы. Основываясь на принципах, высказанных М. П. Лазаревым, он углубил и развил их. Исходным положением Нахимова служило утверждение, что главной действующей силой на корабле является матрос. Обязанность офицера – разумно воздействовать на эту силу и притом справедливо и человечно относиться к матросам.

«Пора нам перестать считать себя помещиками, а матросов крепостными...» [6] – говорил Нахимов. В дворянско-крепостнической России эти слова приобретали особое значение.

Восставая против произвола, против презрительного или жестокого обращения с «нижними чинами», Нахимов шел дальше. «Необходимо поощрение, сочувствие, – заявил он. – Нужна любовь к своему делу, тогда с лихим нашим народом можно такие дела делать, что просто чудо» [6].

Характерной чертой нахимовской системы являлось требование неустанно трудиться. «Все можно отнять у человека, – поучал Нахимов – славу, значение в обществе; можно приписать ему дурные качества, например, честолюбие, эгоизм, глупость - все, что хотите – одного невозможно отнять: благодетельных последствий деятельности, ежели она направлена на что-нибудь полезное для общества и правительства» [2].

Другой характерной чертой нахимовской системы являлась борьба низкопоклонством перед Западом, провозглашение и утверждение национальной гордости русского человека.

В области тактики Нахимов также оставил богатое и плодотворное наследие. Преемственно развивая идеи Ф. Ф. Ушакова и М. П. Лазарева, он подчёркивал роль наступательного боя, активности обороны и решительности, требовал от командиров творческой инициативы и быстрой оценки обстановки, от всего личного состава – мужества и героизма. Учитывая, что на противника всегда производит ошеломляющее впечатление гибель адмиральского корабля, Нахимов рекомендовал атаковать во время брожения со всей силой флагманский корабль – прием, с успехом примененный еще Ушаковым.

Дело Нахимова развивалось, жило, отозвалось в славной деятельности С. О. Макарова и вошло составной частью - в виде традиций, заветов и наставлений – в сокровищницу могучего Советского Военно-Морского Флота. Как Суворов и Кутузов, Нахимов был настоящим «отцом солдатам». Вернее, «отцом матросам», как его именовали многие на флоте. Сам Павел Степанович называл своих матросов «детками» [2]. Он искренне любил их, знал все их достоинства, понимал, что именно они и являются движущей силой его замыслов. Самой высокой наградой для матросов было одобрение Нахимова. Ради его улыбки и доброго слова они готовы были идти за ним хоть в огонь, хоть в воду.

Значение Павла Степановича в военном деле России огромно. Его жизнь оставила огромный след в истории.

Я думаю, что Павел Степанович Нахимов стал таким выдающимся флотоводцем, потому что у него был прекрасный учитель М.П. Лазарев. Нахимов был очень талантливым, но этот талант нужно было развить до совершенства, что Лазарев и сделал. Я особенно ценю в Нахимове его отношение к солдатам. Он любил их и заботился как о родных детях, а ведь именно этого им и не хватает вдали от дома. Я считаю, что таких людей как Павел Степанович единицы, а может, и вовсе нет.

Память об этом удивительном человеке до сих пор живет в Отечестве. Его именем названы награды, великолепные морские суда, а также снят интересный фильм о такой удивительной жизни адмирала.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Портрет Нахимова Павла Степановича.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Схема Синопского сражения

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Владимирский собор в Севастополе. Место захоронения П.С. Нахимова


Библиографическая ссылка

Куденко В.М. Адмирал Павел Степанович Нахимов // История родного края. – 2020. – № 4. – С. 30-30;
URL: https://historyland.ru/ru/article/view?id=268 (дата обращения: 05.08.2021).